Заказать звонок
Просто оставьте ваши контакты и наш менеджер свяжется с Вами
Как Вас зовут?
Ваш телефон

ЮЛИЯ МОИСЕЕВА: «У ВСЕХ ПОНЯТИЕ „КРАСИВО“ ОЧЕНЬ РАЗНОЕ»

Как работает ландшафтный дизайнер
Мы пообщались с дизайнером студии Greenland Юлией Моисеевой и задали ей 6 вопросов о работе с клиентами. Рассказываем, как развивается проект от первой беседы до последнего штриха и как работает ландшафтный дизайнер с клиентом.
Стоит прочитать этот текст, если:
1
Интересуетесь самостоятельным благоустройством участка;
2
Нужен ландшафтный дизайнер, но есть какие-то сомнения;
3
Хотите начать зарабатывать в этой сфере.
Юлия Моисеева — дизайнер с профильным образованием, преподавательским опытом и почти десятилетним стажем работы. С красным дипломом закончила Мичуринский государственный аграрный университет по специальности «Инженер садово-паркового и ландшафтного строительства».
Придерживается мнения, что дизайнер должен делать то, что нужно клиенту, потому что ему там еще жить. Опираться только на тенденции, профессионализм, свое чувство прекрасного и всегда создавать дизайн «как на выставку» — не ее стиль. Для Юлии важнее человек, которому должно быть комфортно на своем участке.
— Вот у вас первая встреча с клиентом. Как это происходит?
— Первая встреча, с одной стороны, проходит одинаково, а с другой — всегда очень по-разному, она занимает час-два, а то и три. Кроме обмеров, много времени уходит на общение. Причем не обязательно на тему ландшафта: иногда сходимся на чем-то отвлеченном.
Даже разговоры о политике, бывает, помогают. Человек говорит, что следит за ситуацией в мире, ездил в Венгрию, Великобританию, Тайланд и там что-то понравилось. Спрашиваешь: «А что?», отвечает: «Вот на нашей улочке были камушки». И ты начинаешь эту тему понемногу раскручивать, что из этого можно вытащить.
Смотрится дом, постройки, проигрываются сценарии «а если зашли вот здесь, что должно быть», «хотите спрятаться или наоборот — нужен простор» и так далее. Есть люди, которым в городе душно, и они покупают участок, чтобы выйти утром с чашкой кофе и (простите) в трусах обозревать.
— Выйти в поле, как говориться, да?
— Да. А кто-то наоборот — хочет спрятаться. Это актуально для маленьких участков, где соседи близко.

Даже разговоры о политике, бывает, помогают.
Мы общаемся, собираем пожелания. Нужна ли баня, огород, детская площадка. Сколько детей, какого возраста. Есть ли собаки, кошки, особенно на свободном выгуле. По опыту. Были заказчики, у которых собаки большие (хаски, немецкие овчарки) и имеют определенные ритуалы по обходу участка. Это тоже просят учитывать. То есть заказчик отдает себе отчет, что газон здесь расти не будет, потому что эта махина туда-сюда носится.
Потом уже садишься за лист (кто-то чертит сразу на компьютере, я предпочитаю руку).
На этом моменте не уточняются растения, идет общий план: вот здесь дорожка, здесь газон, здесь какие-то посадки.
На самом деле рисовать с нуля, когда человек перечисляет растения или говорит, что нужно сделать «красиво» очень сложно. Потому что у всех понятие «красиво» очень разное, да и на пустом месте можно сделать много всего.
После эскиза идет согласование. Крайне редко выбирается какой-то один вариант. Обычно звучит так: «Выбираю вот этот, но там подправить, тут передвинуть, здесь больше/шире/уже». Иногда идет компоновка сразу двух.
На готовый генплан накладывается список растений: выбираются сорта, виды, обсуждаются предпочтения. Человеку предоставляется список ассортимента. С картинками, потому что гуглить — это долго. Утверждается. И затем уже чертежи идут чисто рабочие. Клиенту они не нужны для визуального понимания, но необходимы нам для работы.

— А бывает такое, что пообщались с клиентом и поняли: не сработаемся? Приходится отказываться?
— Иногда клиенты отказываются, а потом передумывают (смеётся).
Бывают моменты, когда ты предоставляешь эскизы, и человеку не нравится вообще ничего, когда вы не попали в одну идею, в одну волну, потому что все люди разные.
Здесь все зависит от дизайнера. Можно попрощаться, сказать: «Мы с вами не сходимся, бывает». Это совершенно нормальная практика.
Но иногда стоит копнуть глубже и задать дополнительные вопросы: «Что конкретно не понравилось, где, почему?». На самом деле оказывается, что понравилось, просто есть какой-то критический момент, который вызвал резкий негатив.
— Хорошо. У нас есть план, согласовали, а дальше что?
— Реализация. Сначала убираются сорняки, вывозится мусор, выравнивается земля. Потом идет первичная планировка участка, делаются дорожки, площадки, прокладываются коммуникации. Затем — посадка растений и газон. И в последнюю очередь разные декоративные мелочи: расставляются МАФ, светильники. После этого все уходят, и остается клиент.
Иногда берут уход, когда ты еще появляешься в определенные промежутки времени что-то проредить, прополоть, поправить.
— Заказчики часто контролируют работы? Ходят, заглядывают?
— Почти всегда. Очень редко попадается заказчик, который говорит: «Делайте, я вам доверяю». Все равно же интересно. Это банальное человеческое любопытство.
Есть такая практика с дорожками, которые идут волной, когда их разбивают колышками и дают клиенту пройти, чтобы понять, удобно ли будет. Все равно увидеть на рисунке — это одно, а на объекте — другое.
Редко, когда конечный вариант полностью соответствует проекту, потому что всплывают какие-то пожелания
Часто клиент подключается на моменте выбора растений, иногда с ним ездишь в питомник. Бывает, что цена кажется высокой, если смотришь на нее в смете. Когда приезжаешь в питомник, видишь, что есть растение более дешевое, но оно маленькое и расти будет пару лет. Можно купить подороже или сильно подороже, но сразу большое. И тут клиенту проще понять, чем обоснована цена.
Вносят множество правок. Редко, когда конечный вариант полностью соответствует проекту, потому что всплывают какие-то пожелания: «А мне из окна не видно», «Давайте грядку еще одну сделаем», «Здесь узко, надо пошире» и так далее.
— А все эти корректировки сильно отражаются на смете?
На бюджете участка — да. Если грядка больше, она, естественно, дороже. В сметах пытаются учитывать по максимуму, чтобы не было большой разницы: был миллион, а по факту вышло три. Но если вдруг заказчик захотел мраморный фонтан, то да, будет три. Ничего не можешь сделать. Если идем более-менее по плану, то цена в смете примерно такая же выходит в конце.
— Дизайнер всегда контролирует? Или бывает такое, что отдал проект, а заказчик сам с ним разбирается?
— Авторский надзор — это все-таки определенная сумма. Не все согласны ее платить. Некоторые считают, что могут проконтролировать сами. Все равно потом звонят.
Если человек не берет авторский надзор, он должен быть готов решать сам какие-то текущие вопросы, да и результат будет отличаться.
Как вариант — идти строго по проекту, но это не всегда возможно. Например, брусчатка нужного цвета закончилась или дорогая, хочется подешевле. Все это — корректировки, которые влияют на внешний вид.
С авторским, конечно, проще. Если есть надзор, можно перенести дорожку или сделать немного другой поворот. Дизайнер предлагает варианты: «Можем так и может так», а ты из этого выбираешь. Без надзора вынужден думать обо всем сам. Больше мыслительной деятельности, а нужна она или нет — вопрос к человеку.